Сарабьянов В.Д. Мир книжности во фресках Спасской церкви Евфросиньева монастыря
     Преподобная Евфросиния издревле почитается как просветительница Полоцкой земли. В её житии, составленном, по мнению некоторых исследователей, уже в конце XII в., содержится целый ряд указаний на активную просветительскую деятельность преподобной, непосредственно связанную с распространением книжного знания. Вовлечение Евфросинии в мир книжности произошло в то время, когда она, ещё будучи юной девушкой, приняла постриг и долгое время жила при Софийском соборе, где по приданию хранилась одна из самых обширных библиотек Древней Руси. Прийдя в Сельцо – место будущего Спасского монастыря – Евфросиния принесла с собой только книги. Житие описывает это событие в следующих словах: «И, войдя в церковь и поклонившись, она так возгласила: «Ты, Господи, заповедал святым своим апостолам “ничего не брать в дорогу, кроме одного посоха” (Мк. 6:8), – вот и я, Твоему слову последуя, пришла на место сие, ничего не принесши. И только слово Твое в себе имею, чтобы сказать: “Господи, помилуй”. Все же мое имение – книги эти: ими утешается душа моя и сердце веселится». Уже находясь в основанном ею Спасском монастыре преподобная собственноручно занималась переписыванием книг и, вероятно, организовала при себе небольшой скрипторий и библиотеку, ставшие базой для распространения ею книжной премудрости. Можно сказать, что вся жизнь преп. Евфросинии была связана с миром книг, а образ святого, распространяющего книжную премудрость и слово Божие, приобретал для неё особое, личностное отношение.
     Между тем, представления о преп. Евфросинии как о просветительнице, хотя и общепринятые, обычно опираются исключительно на данные её жития и церковное предание, поскольку никаких материальных свидетельств, говорящих о её просветительской деятельности, – сочинений, высказываний, поучений, рукописей - до наших дней не сохранилось. Однако именно такой материал дают нам теперь фрески Спасской церкви, построенной и расписанной при непосредственном участии самой преподобной.
     Программа росписи Спасского храма представляет собой довольно сложный организм, в котором преобладает система символического соотнесения сюжетов и изображений. Всю декорацию условно можно разделить на два блока – основной и дополнительный. К основному относятся базовые изображения, занимающие купол и четыре ветви подкупольного креста. Они составляют программную основу храмовой декорации и в целом следуют достаточно традиционной схеме, хотя и здесь выявляются многочисленные особенности и новшества. Дополнительные изображения, не носящие обязательного характера, расположены и в алтаре, и в рукавах креста, но по преимуществу они занимают невысокие угловые помещения под хорами, которые приближены к зрителю и раскрываются перед ним, как книга. Именно в них наиболее отчётливо проявляется замысел самой Евфросинии, согласно которому эти зоны наполнены сюжетами или целыми повествовательными блоками, так или иначе связанными с интересующей нас темой.
     Приведённые в статье примеры включения различных книжных мотивов в росписи Спасской церкви показывают, что преп. Евфросинии были доступны самые разнообразные книги, как широкого распространения, так и более узкого, специфического содержания. По-видимому, в её библиотеке были достаточно широко представлены иллюминированные рукописи, такие как апракосы, Псалтирь, менологии, синаксари или прологи, «Лествица», возможно, «Сказание о Варлааме и Иоасафе». Данные наблюдения выводят в разряд реальности то, что мы знаем из предания и жития о преп. Евфросинии как о просветительнице, обладательнице обширной библиотеки и распространительнице книжного знания. Книга являлась для преподобной тем неисчерпаемым источником боговдохновенных знаний, которые ведут человека к спасению, и как будто из её уст мы слышим слова Псалмопевца (Пс. 48:4) – «Уста мои изрекут премудрость, и размышления сердца моего – знание».
См. соответствующие темы и документы